Поиск
Последние новости
Архив
07.01.2020  15:35

«В Армении мой тренер всегда был пьян». Молодой армянский специалист готовит футболистов для Китая

В последние годы многие армяне уезжают в Китай для выполнения различных работ. ArmFootball.com побеседовал с Тиграном Халатяном, который участвовал в тренерском семинаре, организованном Федерацией футбола Армении в декабре.

- Чем вы занимались до того, как стали тренером?

- Можно сказать, что я был обычным гражданином Армении. В 2007-2009 годах служил в армии. Затем я учился в Ереванском государственном университете по специальности «менеджмент в индустрии гостеприимства». Во время учебы в институте я уже начал интересоваться тренерской работой, самостоятельно посещая тренировки команд, я наблюдал за занятиями и делал пометки в блокнот. Тренеры даже не знали, что я был там. По этой причине я даже не сдал магистратуру в университете, хотя оставалось только написать диссертацию. Так я увлекся футболом, начал читать футбольную литературу.

- У вас было футбольное прошлое?

- До 16 лет. Я играл в «Киликии», «Канакере», «Мике», когда Сурен Барсегян был в клубе. Он сказал, что я могу тренироваться с командой юношей до 15 лет, но мне нужно улучшить свои физические данные. Я был очень худым, но быстро бегал. Я работал по всей левой бровке. В футболе востребованы левши, конкуренции мало (улыбается).

- Почему вы не продолжили карьеру?

- Были экзамены на поступление в институт, армия, субъективные и объективные причины.

- Тренерский фактор повлиял на то, что вы не продолжили играть в футбол?

- Сильно повлиял. Не буду называть имена, но приведу пример. У меня был тренер, которого я никогда не видел в трезвом состоянии, он всегда был пьян. У меня был тренер, который поощрял некоторые негативные армейские привычки в команде. Когда в команду приходил новый юноша, было давление со стороны других. И тренер не пресекал, а, наоборот, поощрял это. Он говорил, что таков порядок, что старые игроки должны быть сильными. Тренерский фактор повлиял не только на меня, это выбило из футбола многих игроков моего поколения. Были очень сильные ребята, которые, если бы у них были хорошие тренеры, они были бы оценены, обучены, теперь у армянского футбола были бы очень хорошие футболисты. Но сейчас они работают в другой профессии и играют в футбол просто для удовольствия, на любительском уровне.

- Вы рассказали о своих первых тренерских шагах, когда следили за тренировками. И какие шаги вы предприняли, чтобы выйти в профессионалы?

- Серия совпадений привели меня к тренерской лицензии. Впервые я подумал об этом в 2014 году, позвонил в ФФА, чтобы посетить занятия по коучингу. Меня проинформировали, но сказали, что все 16 мест уже заняты... Я решил подождать. Весной 2015 года они позвонили (мои данные остались у них) и сказали, что занятия начинаются снова, хочу ли я участвовать? Я сказал да, пошел и сделал все взносы по платежам, а спустя примерно три месяца обучения я сдал три экзамена (практику, теорию и на знание правил игры) и получил высокие оценки. Я немного беспокоился о том, что у меня могут возникнуть проблемы из-за того, что я не играл в профессиональный футбол, потому что существует стереотип, что не игравшие в футбол не становятся тренерами. Но оказалось, что это не так. Тренер - это профессия, и каждый может стать тренером. После экзаменов я получил лицензию категории B.

- Сколько стоило обучение?

- Нужно было заплатить 400 тысяч драмов, но половина суммы была субсидирована федерацией. Я не знаю, сколько это стоит сейчас.

***

- Как вы оказались в Китае?

- Я получил оттуда звонок от одного из моих друзей, который связан с футболом. Он сказал, что есть такая возможность, учитывая мою тренерскую лицензию. Процесс занял много времени, около полугода (особенно из-за урегулирования вопросов с документами). Итак, 4 января 2016 года я оказался в Китае и начал работать в академии «Райс». Я все еще там.

- Много ли в Китае армянских тренеров?

- Я знаю четверых. Они тоже в молодежном футболе. У всех есть лицензии.

- В каком городе вы живете?

- В Фошане.

- В городе Ип Мана?

- Да, именно поэтому я решил переехать в Фошань. У меня была возможность работать в Нанкине, но я выбрал Фошань. Он также более южный город, здесь более теплая погода, и по логике, он должен был быть более футбольным. Это также родина Ип Манна, Кунг-фу и других боевых искусств.

- Как вам жилось поначалу?

- О Китае можно рассказывать неделями. Люди, общественные стандарты здесь другие, совсем другие отношения. Это также влияет на футбол. У них есть одно преимущество и недостаток по сравнению с остальным миром. Преимущество в том, что их много и у них широкий выбор. Но их количество также проблематично, потому что очень трудно создать систему для поиска действительно талантливых детей, будущих игроков и тренеров. Их система просто пока еще не состоялась, и они сейчас находятся в поиске. Простое копирование моделей других стран невозможно из-за огромного населения и территории этой страны.

- Какова модель детско-юношеского футбола Китая?

- Она состоит из нескольких систем. Существуют академии профессиональных клубов, любительские академии, которые в большей степени для бизнеса, так как дети туда ходят для развлечения и платят деньги, и есть так называемый «кампусный» футбол, куда входят обычные школы.

- Это похоже на американскую спортивную модель.

- Да. Младшие, средние и старшие школы, затем университеты. Есть также драфтная система, которая немного смешана. Если ребенок учится в старшей школе и хорошо играет в футбол, то академия профессионального клуба может прийти и забрать его на драфте.

- В какой системе работает ваша академия?

- Во всех трех. Любители, чьи родители не ставят цель сделать из ребенка профессионального футболиста, приходят найти себе занятие и повеселиться. Сейчас мир так устроен, что у детей нет времени играть в футбол на улице, тут даже нет такой привычки. А наша академия дает им возможность. В модели академии уже те дети, которые имеют определенный уровень. Мы проводим селекцию и выбираем одаренных.

А в средних школах мы работаем в рамках третьей модели, когда наши тренеры идут туда и тренируют их футбольные команды.

- Это как-то связано с любовью к футболу со стороны нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина и с внедрением его в школьную программу?

- Да, это система развития кампуса. В Китае дети всех возрастов находятся в школе с 8 утра до 18 часов вечера. То есть физически невозможно найти этих детей вне школы. Вот почему футбол должен был пойти в школу, чтобы дать детям возможность развиваться в спорте.

- До какого возраста дети учатся в вашей академии?

- До 14 лет. После этого лучших из них забирают тренеры из разных профессиональных клубов. Если родители соглашаются, они подписывают контракт с этими академиями. Дети, которых не выбрали, имеют возможность играть в своих школьных командах. Это способ удержать их в футболе, если они хотят остаться в этом виде спорта. Кроме того, до 18 лет ребенок может резко прогрессировать и будет в поле зрения благодаря этой системе.

- У меня есть знакомые, которые преподают английский в Китае, и я легко могу представить, как организовывают общением с детьми. Как это делает армянский тренер?

- Мой обычный день очень насыщенный. Я работаю семь дней в неделю, у меня пять возрастных групп. Каждая команда проводит три тренировки в неделю, то есть это 15 тренировок в неделю. Есть также время работы в офисе, в течение которого мы анализируем работу за неделю и составляем план в графике. Я провожу в академии почти весь день.

Что касается языка, сначала я говорил с ними по-английски, а другой китайский тренер переводил. Позже я выучил китайский, и теперь я провожу большую часть своего обучения на этом языке. Так сказать, на «футбольном китайском». Я также пытался передать свои мысли через англоязычных детей, потому что дети объясняют друг другу более доступно. Существует также всемогущий футбольный язык, когда вы просто показываете упражнение, и они повторяют.

- Вы также живете в академии?

- Нет. Я снимаю дом и сам оплачиваю его.

- А другие тренеры в академии тоже из разных стран?

- В нашей академии только один испанец, остальные - китайцы. Но в целом в стране есть специалисты практически из всех европейских стран.

- Какие условия? Сколько получают тренеры?

- В плане финансирования и инфраструктуры условия намного лучше, чем в Армении. Здесь есть все, чтобы иметь хороших игроков. Зарплата очень высокая, но не могу ее оглашать, поскольку это является договорной тайной. Кроме этого, сам я считаю неправильным раскрывать ее. Да, зарплата высокая, но мы делаем несравнимо большую работу, плюс ежедневные расходы и заботы больше, чем в Армении.

- Что нужно армянским тренерам, чтобы получить предложение из Китая?

- Тренерское образование. Вам нужна лицензия, знание английского языка и, самое главное, свободный разум, чтобы адаптироваться к нововведениям и новой культуре.

- Как китайцы это проверят?

- Первый месяц по всем контрактам является испытательным сроком. За это время они все поймут.

- Как они оценивают вашу работу? Каков критерий?

- В Китае нет футбольной культуры, но есть прогрессивные люди, которые понимают, что работа тренера молодежной команды не зависит от результата. Работа тренера состоит в том, чтобы подготовить состоявшегося футболиста. Есть также люди, которые судят по результатам или с точки зрения бизнес-плана. Например, если у вас много подопечных, значит вы хорошо работаете, а если нет - плохо.

- Как обстоят дела в вашей академии?

- К счастью, у нашего руководителя есть цель сделать академию лучшей с точки зрения обучения игроков. Вот почему наш результат в развитии футболистов. Например, если у нас 50 детей любой возрастной группы и двое из них имели возможность пройти просмотр в академии профессионального клуба, то наша работа будет высоко оценена.

- Если у него такие амбициозные цели, почему бы не создать свой собственный клуб, чтобы эта академия служила вам?

- Такой план есть, но это очень сложный процесс. Здесь все не как в Армении. Чтобы создать футбольный клуб, нужно много денег. На одну выездную встречу уходят огромные деньги, территория страны огромна.

- Сколько полей в вашей академии?

- Два. Одно из них 100-метровое, а другое - 70. Мы арендуем эту территорию, потому что в Китае также большая проблема купить землю и построить собственную академию. Просто нет места, которое было бы близко к центру города, подходило для детей и в то же время достаточно большое, чтобы стать академией. Наша академия была основана в 2016 году. Поскольку для молодежного футбола поля велики, мы часто используем половину. Кроме того, в школах обязательно должно быть футбольное поле, и мы иногда тренируемся там. То есть места для тренировок много, но это не собственность академии. Когда наша академия достигает 1000 учеников, мы сможем обдумывать следующие шаги по развитию.

- Получается, в некоторых местах в Армении есть лучшие условия.

 - Я бы так не сказал, потому что в китайских профессиональных клубах совсем другой уровень. Чемпион страны «Гуанчжоу Эвергранд» имеет более 100 футбольных полей, на которых тренируются шесть тысяч детей. Это самая большая академия в мире.

- Как известно, в китайский футбол вкладываются большие деньги. Когда сборная этой страны станет мощной силой в мире?

- Успех всех сборных всегда связан с молодежным футболом. Китайцы обращают внимание на этот фактор, но не на необходимом уровне. Они привлекают легионеров не для развития чемпионата или усиления игроков сборной, а для создания футбольной культуры. Они любят футбол, смотрят его, но не играют в него. Они не ходят на стадион, за исключением нескольких домашних матчей грандов. Огромная проблема также в часах просмотра европейских футбольных матчей. Все игры топ-5 чемпионатов и Лиги чемпионов в Китае начинаются поздно. Трудно создать футбольную культуру, наблюдая за играми в 3 часа дня.

- Но это также означает, что ни один другой футбол не мешает посещать стадион по вечерам.

- Да, но при отсутствии футбольной культуры это плохо работает. У них нет культуры, чтобы пойти и поболеть за свою собственную команду, кроме грандов. А на их фоне контраст большой для страны с таким плотным населением. Например, в моем городе проживает семь миллионов человек, а в соседнем Гуанчжоу - 14 миллионов. Им легко привести 10 тысяч человек на стадион, но этого недостаточно. Если на футбол ходят 10 тысяч из 14 миллионов, вы понимаете, что это не та культура, которая нужна.

***

- Какие у вас планы на будущее?

- Пока планирую учиться, потому что футбол - трудоемкий и творческий вид спорта. Если вы прекратите обучаться в футболе, у вас не будет планов на будущее. Краткосрочные планы - продолжать работать, приобретать опыт, знакомиться, чтобы иметь возможность иметь лицензию категории А, процесс получения которой длится около года.

- Обязательно ли получать ее в Армении?

- Нет, но у нас европейский патент, а у Китая - азиатский. Лицензия УЕФА считается более респектабельной.

- Есть ли желание работать с молодежью?

- У меня уже есть команды U-16, U-17 и U-18. Когда я был в Армении, они участвовали в турнире, на котором представляли город Фошань и вышли в полуфинал. Это историческое достижение для нашего города.

- Вы часто бываете в Армении?

- Раз в год, потому что это очень далеко.

- Вы живешь с семьей, хотите поселиться там?

- Нет, я еще не женат. У меня даже нет таких планов. Жизнь футбольного тренера такова, что он не может сказать, что хочет где-то поселиться. Все может измениться очень быстро.

- Если вы получите предложение из Армении, вы вернетесь?

- Было такое предложение. Я не буду упоминать клуб. Я отказался, потому что на данный момент я чувствую себя полезным в молодежном футболе. Я нахожу, что моя работа дает результаты, а что более важно, она не обуславливается результатами, но дает больше возможностей для созидания. Я хочу дать игрокам что-то, а не фокусироваться на тактике каждой следующей игры. В Китае у меня есть команда, с которой я работаю уже четыре года. Я хочу довести их до возраста окончания академии. Не люблю оставлять дело наполовину.

- Наконец, такой вопрос: какие проблемы вы видите в молодежном футболе Армении? Каким должен быть тренер детей этого возраста?

- Он должен иметь определенный интеллектуальный уровень. Специалист, работающий в молодежном футболе - не тренер, а учитель. Он не только учит ребенка играть в футбол, но и показывает, как стать подходящим человеком для общества. В молодежном футболе вы не можете руководствоваться собственными интересами или узкими футбольными концепциями. Нужны умные и образованные футбольные профессионалы, которые умеют общаться с детьми. Они должны быть способны понимать повседневные проблемы, понимать менталитет. Долгое время в армянском футболе тренеры требовали от детей того, чего они не могли сделать, потому что были детьми. Они ставили перед ними задачи профессионального уровня, что неправильно. Если тренер приобрел знания 20 лет назад и не переобучался с тех пор, он не может работать эффективно. Это невозможно. Никто не сможет убедить меня, что с такими знаниями сегодня можно подготовить хорошего футболиста.

Мы тоже индивидуальная нация. Все сосредоточено в рамках собственного «я», близких, знакомых-друзей, и это очень мешает. То есть то, что для меня хорошо, хорошо для знакомого, друга, но это неправильно, мы все равно это делаем. Также необходима инфраструктура, чтобы дети при желании могли как можно больше заниматься футболом. Кроме того, нужно улучшить финансовое благосостояние, чтобы тренер думал только о работе с ребенком, а не думал о второй работе. Конечно, мечтать об огромных зарплатах в молодежном футболе бессмысленно, но, по крайней мере, этот труд должен оплачиваться на достойном уровне.

В армянском футболе предстоит много работы. Когда я смотрю, что в символической сборной тура Высшей лиги 9 из 11 игроков являются легионерами, я понимаю, что через четыре года наша сборная будет в печальном состоянии.

 

                                                                                                                          Айк Оганесян

ArmFootball.com


Soccerway.com

Опрос
Голосовали (0)  |  Другие опросы
Все права защищены. © ArmFootball.com 2020
При печати или вещания любых материалов с ArmFootball.com, гиперссылка обязательна.
Для рекламодателей: 055 516 000