Поиск
Последние новости
Архив
07.09.2019  11:48

Талалаев раскрыл истинные причины своего ухода из "Пюника"

Экс-наставник «Пюника» Андрей Талалаев в интервью «Чемпионату» поведал о причинах своего ухода из команды, а также рассказал о работе в Армении.

— В конце прошлого года вы получили приз лучшего тренера в Армении, а уже в апреле покинули «Пюник». Как-то не вяжется это.

— Когда покупаешь «мерседес», его нельзя обслуживать в гараже, в подвальной яме, где тебе ломом тестируют ходовую.

— Слишком образно.

— Я просто понял, что не все обещания будут выполняться. Мы собрали футболистов определённого уровня, тренерский штаб, штаб на молодёжную команду, школу. Провели работу, обозначили, что нужно менять. Руководители оказались не готовы к таким изменениям. Какой смысл продолжать, если тебе не дают возможности реализовать максимальные цели? Команда была для чемпионства, не хватило одного очка. При этом чемпиона, «Арарат-Армению», мы в первом круге обыграли вторым составом, прилетев из Тель-Авива, вдесятером против одиннадцати.

— Но?

— Я понял, что, если уйду, футболистам будет лучше. Мы приехали со сборов и тренировались на песке. Пришёл Тарханов – команда вернулась на «Аван» (это центр приблизительно как у Галицкого). Выделили сумасшедшие поля, сделали двойные-тройные премиальные. Всё это произошло после меня. Я знал, что так будет.  

— Откуда?

— Есть удобный тренер, а есть неудобный, который ходит, требует что-то. Для меня превыше всего ответственность перед людьми. Я понимал, что человек вложил под три миллиона долларов, чтобы его команда играла. Но нужно было вложить ещё немного, чтобы взять золото и войти в Лигу чемпионов. В чём смысл для армянских команд: проиграешь в квалификации ЛЧ – попадёшь в Лигу Европы, под хороший жребий, более слабых соперников. Главное – занять первое место. А стремления к этому я не увидел. Мне стало неудобно перед игроками, которых я собрал, перед тренерским штабом. Решение об уходе принял ещё за месяц до отставки.

— В прошлом году в Армению устремились толпы футболистов из России – там завелись шальные деньги?

— Шальные, не шальные, но уровень вырос. Зарплаты поднялись в среднем с тысячи долларов до пяти-шести. В «Пюнике» больше «пятёрки» ни у кого не было, но некоторые клубы и 6-7 тысяч легионерам платят.

— Вас тоже деньги привели туда?

— Не только. Встречаясь с руководителями наших клубов, я интересовался, почему нанимают специалистов из условной Беларуси. Мне прямо отвечали: у них есть европейский опыт, а у тебя — нет. Окей, если дело только в этом, я легко найду клуб, съезжу и получу этот опыт. Если упрощённо, для строки в резюме. Меня Костя Генич спрашивал: «А ты не боишься тут завязнуть?» Ответил ему: «Нет, я чётко знаю, за чем приехал». В Армении я этот опыт приобрёл. А принцип организации команды – он одинаков, что в Армении, что в Америке, что в ФНЛ, что в РПЛ. Парадокс, но чем выше уровень футболистов, тем легче реализовать свои идеи.

— Что за человек хозяин «Пюника»?

— Согомонян в Армении – как Галицкий у нас. Менеджер европейского формата. У него заводы в России, Сербии – льют полиуретан. Живёт в Москве, но часто летает в Ереван за компанию с Челоянцем, с которым очень дружен. Эти два человека приложили руку к перестройке армянского футбола. Я никогда раньше не работал с частным владельцем клуба, когда не нужно месяцами ждать принятия решений. Привлекла конкретика. Мы сели, я задал 10 вопросов, и на 9 сразу получил ответ.

— Десятый какой был?

— Стадион и база. Пока ничего этого в Армении нет. Как тренировать в воздухе? Для достижения результата нужно качественное поле и качественное восстановление. Футбол стал настолько энергозатратным и травмоопасным, что восстановлению, правильному питанию, фармакологии нужно уделять не меньше времени, чем тренировочному процессу.

— Где же «Пюник» тренировался?

— В перерывах на сборные летали в Сочи. Занимались на базе «Спутник», где во время ЧМ-2018 жила сборная Польши. Идеальные условия! Другой вопрос – кто тренировался. Отправляясь в Армению, я не подозревал, что у меня девять человек будут вызываться в молодёжную сборную и ещё пять – в первую. Плюс вратаря стали подключать к сборной Черногории. Минус 15 игроков одновременно! Брал оставшихся легионеров, всю молодёжь – и вёз в Сочи, на 10-12 дней. По возвращении «сборников» стартовали в следующем отрезке чемпионата. А это, условно говоря, «шестерник» – шесть матчей за 19 дней. Когда мне сейчас жалуются, как тяжело проводить «тройник», я смеюсь: «А «шестерник» за 19 дней не хотите? +42 на улице, игра в два часа дня».

— Кошмар.

— Я тоже возмущался: «Ребята, зачем играть в два? Давайте вечером». Отвечают: освещения нет. Хорошо, можно в 17:30 начать – до захода солнца управимся. Ни в какую: нельзя, регламент не позволяет. О каком футболе в таких условиях может идти речь, о каком прогрессе?

— Обмороки случались?

— Жёны падали на трибуне. Стадионы в основном доисторические, деревянные скамейки, тенты не везде есть. Ребёнок как-то от обезвоживания потерял сознание. Макс Трусевич рассказывал: жене стало плохо, ушла с трибуны, села в баре. Он после игры выходит – скул нет, килограмма четыре потерял, позвонил ей, напихал в шутку: тебе на лавочке жарко – а я на поле в +45 бегать должен.

— Более абсурдные вещи случались?

— Все заморочки – от стремления сэкономить. Играли в Лиге Европы с «Вардаром». 1:0 дома побеждаем, летим на ответный матч. Смотрим по сетке, кто нам может достаться: «Тобол» и румыны. Подхожу к девочке, которая за логистику отвечает: «Слушай, бронируй билеты туда и туда». Она в недоумении: «А зачем? Мы же всё равно вылетим».

— Это прекрасно.

— Я тоже обалдел: «Почему?» – «Ну, потому что 10 лет подряд вылетали в первом круге». Я настоял: «Ты забронируй возвратные билеты и начни оформлять визы». «Да-да, хорошо». Армяне вообще не говорят «нет».

— Забронировала, оформила?

— Нет, конечно! Проходим «Вардар» — ни билетов, ни виз. Вынуждены были брать чартер в Казахстан – минус 80 тысяч долларов для владельца. И это ещё полбеды. У четырёх легионеров – из Кот-д’Ивуара, Черногории – нет виз. Договорились, чтобы сделали на следующий день. Мы вылетаем, наутро им дают визы. Что делает Согомонян? Заказывает «джет» для этой четвёрки. Ещё 30 тысяч. Итого – 110 тысяч выброшено в пропасть, когда можно было слетать рейсовым тысяч за семь.Так я ещё и претензии выслушал после того, как одного или двух из опоздавших не выставил на игру. Не от владельца, от его брата Роберта, тоже важного человека в клубе. Потом эта же девочка – дай бог ей здоровья – предъявляла претензии за то, что мы где-то в аэропорту переели на 400 долларов.

— Та же история?

— Другая. Летели с Кипра, с пересадкой в Турции. Команду надо покормить. Доктор, администратор тратят 400 долларов. Приходят в клуб, просят компенсировать расходы и слышат: «Нет». Почему? «Мы их не закладывали в бюджет. Футболисты зарабатывают деньги – могут на свои поесть». Тяжело работать, когда люди элементарных футбольных вещей не понимают.

— Как вы умудрились полугодичную дисквалификацию получить?

— Ну, во-первых, её почти сразу сократили. А ситуация была следующая. Мы по всем показателям выиграли первый круг, игра в запасе. При этом я смотрю статистику фиксации фолов – у «Пюника» и у соперников. По первому показателю мы на первом месте, по второму – на последнем. Такого не бывает в современном футболе. Даже у «Атлетико» в его самый «грязный» период, когда он выиграл чемпионат, разница между этими параметрами составляла 40 процентов. Я прихожу к руководителю клуба: «Смотрите, если у нас продолжится такое судейство, мы будем терять игроков, а вы – деньги». У нас фолы не свистятся, а у этих всё свистится. Начинается второй круг – у нас ломают шесть человек, четверых легионеров и двух представителей сборной Армении. Я арбитрам говорю: «Ладно, у вас предвзятое отношение к «Пюнику», Талалаеву, Согомоняну, но своих-то зачем даёте ломать? Им за сборную сейчас играть!» Армения после этого с Лихтенштейном вничью сыграла и влетела Гибралтару. Я дошёл до руководителя комитета арбитров. Он мне: «Ты занимайся своими делами, а мы будем заниматься своими». При том, что качество судейства там сейчас – это 1993-94 год в России. У нас сломали челюсть и плечо вратарю, порвали боковую связку Колычеву, сломали пятую плюсневую, Варданяну колено просто вынесли, Конате голеностоп свернули так, что человек на полтора месяца отправился в буфет… И за эти шесть преступлений – ни одного удаления! Неудивительно, что, лишившись шести лидеров, «Пюник» свалился на шестое место.

— Но вас же не за это дисквалифицировали.

— Естественно. Но когда вступаешь в открытый конфликт, к тебе начинают относиться иначе, более придирчиво. Первое удаление со скамейки. Колычева, у которого уже была карточка, бьют по лицу, он отходит назад – и получает вторую! Я к арбитру: «За что? В чемпионате Армении можно бить по лицу?» Он удаляет меня – дисквалификация на одну игру. А у InStat есть полезная функция – расстояние, с которого арбитр принимает ключевые решения: 15-20 эпизодов с каждого матча. Я несу отчёт руководителю арбитров: «Смотри, этот судья (мужичок такой, с пузиком) из 20 решений только четыре принял, добежав до эпизода на расстояние девяти метров – все остальные с 20 метров». Последняя игра перед отпуском. Когда нам назначили пенальти – я стерпел. Но когда прямо перед моей скамейкой мяч уходит от игрока соперника, а боковой показывает аут в нашу сторону, я не выдержал. Высказал свои сомнения, в культурной форме…

— Прямо-таки в культурной?

— Только одно слово, которое иногда произносим в аптеке, употребил. «Кондомы» продаются по всему миру. Боковой сразу подозвал главного, и тот без разговоров отправил меня на трибуну. Улетаю в отпуск в Африку – отдыхать и просматривать футболистов. И вдруг в самолёте узнаю, что у меня дисквалификация до конца сезона! А если бы я, не дай бог, толкнул кого-то, как у нас иногда происходит – меня что, расстреляли бы вообще?! Абсурд. Феодальное право. В регламенте, например, есть пункт, согласно которому президент федерации может перенести любой матч в любой момент. Не за 72 часа, а когда заблагорассудится.

— Но был же и позитив?

— Безусловно. Техничные игроки, душевный народ – футбол очень любит, по старому «Арарату» ностальгирует. Дети идут в футбол: в одной только школе «Пюника» 600 учеников.

— Какой самый дорогой подарок вам преподнесли в Армении?

— Когда я уже уехал и мои помощники проводили последнюю игру перед приходом Тарханова, футболисты вышли на поле в майках с надписью: «Спасибо, Викторович». Очень трогательный момент. Что касается материальных ценностей, могу сказать, что ради возвращения в Россию я отказался от зарплаты в два раза больше, чем сейчас получаю в «Химках». Примерно то же самое было после Тамбова: дав слово Согомоняну, я отклонил более интересное с точки зрения финансов и инфраструктуры предложение из Азербайджана.

ArmFootball.com


Все права защищены. © ArmFootball.com 2019
При печати или вещания любых материалов с ArmFootball.com, гиперссылка обязательна.
Для рекламодателей: 055 516 000